В понедельник, 27 июня, вышел последний номер «Финанса». И в нем последняя колонка главного редактора. А ведь набирается уже целая коллекция прощальных колонок. Жанр молодой, популярность его будет расти, так что пора изучать жанрообразующие характеристики.

Прощальные колонки главредов закрывающихся изданий делятся на два типа. Колонки первого типа можно охарактеризовать как маскировочно-оптимистические. Главред бодрится, старается доказать, что идеи проекта получат новую жизнь в новой прогрессивной форме. В таких случаях перемены обычно преподносятся не как закрытие издания, а как переход в интернет. Или вот, например, главный редактор D` Константин Илющенко в своей прощальной колонке «Поглощение» (апрель 2011) писал: «Эта колонка называется «Поглощение», потому что молодой и развивающийся журнал D’ поглощают, а не закрывают по экономическим соображениям». Имелось в виду, что D` будет поглощен другим структурами холдинга. Это тоже хорошая версия. Ведь в любом крупном холдинге оставшиеся подразделения, действительно, как-то утилизируют пригодные останки закрывшегося проекта.

Прощальная колонка второго типа – это честная эпитафия в сочетании с элементами объяснительной записки и адвокатского выступления. Главред старается как-то объяснить, что журнал закрывают не по вине редакции, а по звериным законам рынка: из-за кризиса или из-за того, что такой умный продукт не нужен эпохе. Эмоциональный настрой при этом получается обычно таким, как его выразил Александр Малютин – последний главный редактор SmartMoney – в своей прощальной колонке (май 2009): «Ощущение несправедливости все же не покидает».

Интересно, что сильная и амбициозная команда SmartMoney так была удручена решением учредителя, что помимо редакторской прощальной колонки опубликовала еще и статью «Рекламная пауза. Как издатели и редакция SmartMoney пытались превратить еженедельник в одного из лидеров деловой прессы и почему им это не удалось». Уж если они в своем журнале анализировали разные бизнес-процессы, то проанализировали напоследок и этот, свой собственный.

Подобные статьи, кстати, по-журналистски хороши еще тем, что рождают, выражаясь деликатно, медиадискуссию между различными участниками событий, предлагающими свои оценки развития усопшего. А это – тема с гарантированным выхлопом. Который в случае со SmartMoney не заставил себя ждать.

Особая история была в «Русском Newsweek». Сейчас сайт журнала законопачен официальным объявлением издателя, материалы недоступны; надо полагать – из-за окончания срока действия лицензионных прав. В поисках прощальной колонки я обратился к Михаилу Фишману, последнему главному редактору «Русского Newsweek». Но оказалось, что он ее и не писал. «Наша судьба была неочевидна до последнего момента, и никакой прощальной колонки не было, – ответил Михаил Фишман, – вполне могло так сложиться, что журнал продолжал бы выходить дальше».

Это, конечно, неправильно, что главреду не дали попрощаться с читателями и как-то объяснить закрытие издания. Я попросил Михаила предположить, что могло бы быть в той колонке. «Если бы она была, я бы сначала извинился перед читателями, – написал он. – В первую очередь, перед подписчиками, которых лишают уже ими оплаченного продукта. И я бы признал, что нам не удалось добиться главного – роста аудитории, а вслед за ним и стабильного потока рекламы. Но экономика печатного журнального бизнеса в России: маркетинг, продажи, распространение, поведение читателя – устроена так, что это могло произойти только чудесным, неизвестным науке способом. И распространение интернета не рисовало радужной перспективы».

Из крупных журнальных проектов, закрывшихся в последние годы, стоит выделить еще «Компьютерру». Издательский бизнес Дмитрия Мендрелюка живет и процветает, но бумажный журнал, который долгое время был флагманом всего издательства, а может, даже всей ниши компьютерных изданий, пришлось закрыть в декабре 2009-го. Впрочем, для IT-издания перемещение в интернет смотрится вроде бы даже закономерно и вполне логично. Но основные причины закрытия журнала все-таки были связаны с экономикой и кризисом, о чем Дмитрий Мендрелюк честно говорил на форуме «Компьютерры».

Так или иначе, журнал с неслабым брендом закрыт, хотя бренд вполне сохранил силу в электронной форме. (Пожалуй, редкий случай. Кто еще? «Газета»? Недолго.) Я пытался отыскать прощальную колонку редактора «Компьютеры», но последнего номера не было в архиве сайта. Пришлось просить самого Дмитрия, чтобы нашли и отсканировали, и теперь прощальная колонка Владислава Бирюкова выложена в сети. Называется она, конечно же, Game over. Написано хорошо, сдержанно, но между строк тоже сквозит это чувство: «Ощущение несправедливости все же не покидает».

Прощальные колонки в закрытых изданиях – интересный материал для анализа. Как люди, руководящие процессом, который признан фатально бесперспективным, должны презентовать подобные события, чтобы сохранять при этом достоинство в очевидно неблагоприятном для профессиональной репутации контексте? Признавать свои ошибки? Обвинять объективные обстоятельства рынка? Винить во всем субъективные факторы – валить вину на издателя, рекламных менеджеров? Вероятно, многим редакторам еще придется отвечать на эти вопросы. Может, стоит ввести небольшой спецкурс на журфаке? «Стилистика и жанровые особенности прощальной колонки». Понятно же, что у жанра большое будущее.

Ради чистоты классификации надо отметить, что бывают отходные иного рода – когда уходит сам главный редактор. Помнится, ровно год назад, покидая должность главного редактора журнала «Банковское обозрение», в своей последней колонке я ничего такого про свой уход не написал, но первыми буквами абзацев зашифровал прощальную фразу.

То было претенциозное, но безобидное мелкое хулиганство, о котором до публикации этих строк знал только один человек на планете – я (если, конечно, он никому не проболтался). Но, вообще-то, намек такой: издателям и акционерам надо внимательно читать прощальные колонки своих главредов: на просвет и по диагонали. Мало ли, вдруг подобной анафорой будет зашифрована какая-нибудь анафема. Или даже призывы к свержению (хорошо если только акционеров). Тонкий момент.

Напоследок – о той самой прощальной колонке Андрея Горянова, главного редактора «Финанса». Мне почему-то показалось, что сквозь строки проступает облик коллективного Боэция – последнего римлянина, наблюдающего закат целой эпохи. (Вот, кстати, самая выгодная и достойная роль во всех закатах всех эпох, когда уже все ясно и ничего не поделаешь, но остается достоинство созерцания величественных процессов…) Почему «коллективного»? А потому что Андрей дал высказаться своим соратникам. Дал им объяснить, почему закрывают журнал. Получилась замечательная коллективная рефлексия. Мне очень понравилось, например, суждение арт-директора Дмитрия Семенина: «Журналы могут продавать только мысли, но и малореально собрать в пределах одной редакции достаточное количество крупных мыслителей, а мысли ньюсмейкеров, деятелей все больше доступны напрямую. Простое же паразитирование на информации становится невозможным».

В июле выходит последний «Медведь». Ждем прощальную колонку уже подготовленными. Место в коллекции припасено.

Источник: Деловые новости и блоги