51Компания United Media Holding пригласила – цитируем без ложной скромности – ведущие СМИ, в том числе и «Телекритику», для общения в «максимально неформальной обстановке» на пресс-завтрак в формате «все для печати».


«Телекритика» выбрала наиболее интересные фрагменты ответов Бориса Ложкина, президента UMH, с комментариями о текущем состоянии дел на медиарынке, прогнозах и, конечно, не преминула задать вопрос о роли группы «Приват» в структуре собственности компании.

Некоторые его высказывания на первый взгляд могут показаться противоречивыми. К примеру, он уверен, что «сейчас отличное время, чтобы выходить на рынок с новыми проектами», но при этом сам новых проектов не запускает. Хотя не исключает, что сможет что-то купить, а если подвернется случай – то что-то продать. При этом уверяет, что «сейчас продать нам что-либо очень сложно».

Противоречивость этих высказываний – кажущаяся: все вполне логично и внятно. Судите сами.

«Сейчас отличное время, чтобы выходить на рынок с новыми проектами»

По рекламе, думается, пресса упадет в гривне на 20-40%, радио – на 10–35%; интернет – 0-25%. Телевидение: большие каналы упадут на 10-20%, а если говорить о нишевых каналах, то не исключаю, что они смогут сохранить или даже увеличить объем денег, которые получают. В первую очередь потому, что база невелика – в 2008 году они собрали очень мало денег.

На Западе считают, что сейчас самое плохое время для рекламы с 2001 года. Трудно с этим не согласиться. Кроме объективных причин, очень высок уровень тревожности у рекламодателей. По моим наблюдениям, некоторые крупные компании так «пересократили» штат, что теперь возвращают своих сокращенных сотрудников. Я боюсь, что та же история будет и с рекламой… Серьезные компании понимают, что они могут прекратить рекламу на месяц – два, но если они хотят сохранять свою долю на рынке, все равно они должны будут возвращать рекламные бюджеты.

Я категорически не допускаю ситуации, что крупные рекламодатели все вместе сильно урежут бюджеты. Возможно, кто-то из них урежет – появятся другие.

К слову, мы уже знаем о том, что есть новые бренды, которые хотят выводить на рынок именно сейчас – потому что за меньшие деньги можно прорекламироваться, за меньшие деньги набрать качественных людей и т.д. Сейчас отличное время, чтобы выходить на рынок с новыми проектами. Это же касается и рынка медиа. Тем более что первые год–два от новых проектов не рассчитывают получать высокие доходы – это период входа в рынок. А сейчас доходов что так, что так не будет.

№ 3 не получает ничего

На сегодняшний день у нас подписано значительно меньше контрактов, чем в прошлом году. Связано это с тем, что телевидение огласило свои цены лишь несколько дней назад, и многие рекламодатели придерживали свои бюджеты, чтобы грамотно их распределить. Но это – к счастью, сожалению ли – касается не только нас. Если в конце 2007 года мы уже точно знали, каким у нас будет 2008 год, то сейчас мы еще не знаем, каким будет 2009-й. Может, мы его пройдем с плюсом, если говорить о гривне. Но если говорить о долларе, то мы однозначно потеряем – но – повторю – это касается не только нас, а всех игроков рынка.

Наше преимущество в том, что у нас хорошее предложение во многих сегментах, к тому же мы владеем СМИ – лидерами в своих нишах. А сейчас будут размещаться у лидеров. Или в № 2, но № 3 уже ничего не достанется, даже если он даст 95-процентную скидку.

Нацелены на приобретение, но продажу не исключаем

Мы скорее будем покупать, чем запускать проекты. Мы рассматриваем предложения в интернете, радио и прессе. В телевидении не рассматриваем, потому что сегодня на рынке нет интересных предложений. Но у нас сейчас нет такой сделки, о которой можно было бы сказать, что она произошла или произойдет в ближайшее время. Дело в том, что рынок, конечно, изменился, но Украина продолжает оставаться таким странным местом, где все дорого – дороже, чем в Восточной Европе, чем в России. Пока такая ситуация продолжает сохраняться. Ожидания продавцов бизнеса, деньги, которые они хотят получить, еще не соответствуют глубине кризиса, в который мы попали. Осознание придет месяца через три-четыре, и они пойдут на более выгодные для нас условия. Либо их купит кто-то другой.

Мы мониторим рынок постоянно, потому что хотим, чтобы самые интересные сделки по медиа на рынке совершались с нами.

Что касается наших активов, то мы не собираемся ни от чего избавляться по-крупному. По мелочи… ну, мы несколько лет назад продали полякам два журнала – «Истории из жизни» и «Успехи и поражения» (кстати, эти же журналы по лицензии наших польских партнеров мы выпускаем в России). Мы не собирались ничего продавать, они сами на нас вышли. Если на нас будут выходы по локальным проектам – мы будем рассматривать предложения. Результат зависит, конечно, от цены. Все решает цена. Но мы нацелены в первую очередь на приобретение, хотя и продажу не исключаем.

«Сейчас продать нам что-либо очень сложно»

У нас очень много проектов, которые мы не купили. На волне эйфории, когда все росло, все дорожало, мы совершенно иначе, чем сейчас, смотрели на многие проекты. Сейчас продать нам что-либо очень сложно.

О покупках не жалею – о цене жалею. Некоторые покупки прошлого года можно было отсрочить и купить сейчас дешевле. Думали: миллион туда – миллион сюда, а завтра ведь это будут миллиарды, да что там завтра – через час! А миллиардов не стало. И сейчас все инвесторы очень серьезно настроены на текущую прибыльность. Если мы раньше оценивали сделки из окупаемости «5+» (7 – 10 лет), то сейчас только «5-»: два – три года. Тут еще надо учитывать, какова цена денег в Украине. Это кредит под 19% и выше: при такой цене денег проект должен окупаться быстро.

Кто дольше продержится – тот больше потеряет

Мы в этом году сосредоточимся на канале «Меню-ТВ», а остальные три канала начнем активно развивать в 2010 году. Сделки летом прошлого года и сейчас – это разные сделки. Летом покупалось в значительной степени будущее, сейчас же мы смотрим на кэш, который приносит проект сегодня. И поэтому, если через полгода будет возможность – давайте представим – приобрести интернет-проект, который будет генерировать живые деньги, или инвестировать в телеканал, то вполне возможно, что лучше купить этот интернет-проект, а канал развивать еще через год, когда ситуация на рынке будет еще более благоприятной.

Часть нишевых телеканалов последнее время делалась под перепродажу, в расчете на сумасшедший рост рынка. Этим занимались инициативные люди, считавшие, что сейчас высокий спрос на телевидение. Они видели, что большие каналы не продаются, а если продаются – то по высоким ценам, при этом есть широкий круг инвесторов, которые бы с удовольствием зашли в телевидение. Соответственно, с самого начала все делалось под перепродажу – покупали пару камер и один пульт, делали красивую презентацию, получали лицензию – и шли по инвесторам. Лицензия Нацсовета на нишевый канал стоила буквально десятки тысяч долларов, а предлагаемая для продажи цена – пять-шесть миллионов долларов. Впрочем, сделали таких каналов много, а продать их не особо получилось. Сейчас они частично впадут в анабиоз, частично – умрут.

То же касается и прессы. Например, газета «15 минут», которую Джед Санден закрыл. Нормальный же был проект! Но он бы сделан из расчета на то, что рынок будет расти, а рынок пошел вниз. Они, я думаю, в прошлом году собрали больше миллиона долларов. И когда мы говорим о том, что рынок сократится, то в этом сокращении нужно учесть еще и те миллионы, которые не получат проекты, которых больше нет. Если бы убрать с рынка пену – те проекты, которые в долгосрочной перспективе все равно не выживут, то и прибыльность оставшихся проектов возросла бы, и падения такого не было бы.

Все закрытые проекты – это первые ласточки. А некоторые сидят и ждут! Особенно там, где работают не профессиональные инвесторы, а так… Кто-то своей подружке медиа купил или просто так игрушку сделал. Вопрос лишь в том, как долго они продержатся. Но кто дольше продержится – тот больше потеряет.

В результате мы вернемся в ситуацию рынка 1998 года, когда игроков было немного и не так-то просто было запустить проект под красивый бизнес-план.

«С Коломойским у нас хорошие отношения»

Игорь Коломойский не является акционером УМХ. У нас были с группой «Приват» совместные проекты. Например, в «Комсомольской правде» группа «Приват» была акционером до того, как мы туда пришли, с 1996 года. Мы в 1999 году купили долю у московской «Комсомолки». С этого все и началось. Потом появился еще один партнерский проект – типография «Укрполиграфмедиа». В прошлом году Геннадий Боголюбов выкупил доли «Привата» в совместных проектах и стал партнером персонально. В сегменте радио совместные проекты – «Европа» и «Авторадио».

Кредитуемся мы в четырех банках. «Приват» — это один из них, это крупный банк, который кредитовал ряд наших проектов. Мы являемся VIP-клиентом в «Привате». С Коломойским у нас тоже хорошие отношения. Но это и все.

Источник: www.telekritika.ua